"Исследователи наблюдали за тремя популяциями чернополосых капуцинов (Sapajus libidinosus), измеряя твердость пищи, размер и вес инструментов, а также доступность камней. Они пришли к выводу, что культура, определяемая как информация, передаваемая от одного поколения к другому посредством социального обучения, также может влиять на поведение в этом отношении", — говорится в сообщении.

С помощью камней, которые они используют как молоты и наковальни, капуцины раскалывают орехи кешью, плоды Hymenaea courbaril (ятобы) и другие твердые продукты.

Инструменты представляют собой куски кварцита и песчаника, найденные в так называемых местах обработки. Животные посещают эти места исключительно для того, чтобы искать камни для использования в качестве молотков и наковальней. Один камень используется для растирания ореха или семени, лежащего на другом камне, используемом в качестве наковальни.

Выяснилось, например, что популяция, живущая национальном парке Шапада-дус-Веадейрос в Гоясе, штате в центрально-западном регионе Бразилии, где есть камни разного размера на выбор, обезьяны используют самые тяжелые даже для хрупких продуктов.

Не случайно именно в этом же парке исследователи зафиксировали самый тяжелый камень, поднятый капуцинами. "Взрослый самец в среднем весит 3,5 кг, и они сняли примата, поднимающего камень-молот, который, как позже выяснилось, весил 4,65 кг", — говорится в публикации.

В то же время популяция, живущая в в национальном парке Серра-дас-Конфусойнс в Пиауи, штате в северо-восточном регионе Бразилии, использует меньшие инструменты, чтобы открывать более мелкие и мягкие фрукты и большие, тяжелые молотки, чтобы расколоть скорлупу кокосовых орехов.

В настоящее время исследователи анализируют геномы всех трех популяций, чтобы выяснить, могут ли культурные различия быть связаны с генетическими.

Отмечается, что обезьяны не использовали отщепы, которые очень напоминали каменные орудия, найденные археологами при раскопках по всему миру. Исследователи полагают, что самые ранние гоминины получали отщепы случайно, прежде чем их преднамеренно производили для использования в качестве инструментов.