- Сейчас мы работаем над специальной концепцией по безопасности Северо-Кавказского туристического кластера. Наши специалисты проанализировали опыт Израиля и ряда европейских стран: там обеспечением безопасности занимаются крупные частные компании, которые тесно взаимодействуют с ведомствами, являющимися аналогами российских Минздрава, МЧС и ряда других. Опыт показывает, что их деятельность эффективна. И вместе с тем жизнь показывает, что абсолютно безопасных мест на земле нет.

В Израиле, например, который постоянно живет в очень сложной ситуации, уже семь лет нет ни одного теракта. Еще один пример – Грозный, который сейчас является самым безопасным местом на Кавказе, хотя 10 лет назад, когда в составе делегации Госдумы я прилетел в Махачкалу, даже проехать в Грозный было невозможно, так там было небезопасно. Ситуация меняется. Если ничего не делать и ждать пока на Северном Кавказе станет безопасно, там никогда ничего и не будет.

Но главное, мы делаем ставку на то, что проект Северокавказского туристического кластера станет своего рода стимулирующим и мобилизующим фактором для правоохранительных органов, для государства, для людей, которые живут на юге России. Безопасность должна быть выгодна живущим на Северном Кавказе людям. Наш проект делает ставку на малый и средний бизнес. И когда люди станут собственниками того, что будет построено, когда эта собственность будет кормить их детей и внуков, когда им будет небезразлично, что происходит в их ресторане, его гостинице, тогда им будет важно, чтобы было безопасно.

Не секрет, что главная проблема Северного Кавказа – безработица. Проект позволит создать около 200 тыс. рабочих мест.

В рамках концепции безопасности мы также планируем решить ряд проблем, в частности, касающихся ограничения посещения россиянами и иностранными гостями приграничных территорий. К слову, в прошлом году на Северном Кавказе побывали туристы из 70 стран.